“Феминисткой быть тяжело, но еще тяжелее ею не быть” - интервью с участницами проекта «Я-СВОБОDА»

3
Есть ли в Чите феминизм? Если честно, мы искали, но не нашли. Поэтому решили поговорить с нашими соседями из Улан-Удэ, где это движение более ярко представлено. Побеседовали с проектом «Я-СВОБОDА» - это феминистский клуб, который уже много лет борется за права женщин в этом мире, стране и своём родном городе. Насколько эффективно у них это получается и каково быть феминисткой на периферии, где у 90% населения патриархальные взгляды на жизнь?

Хочется отметить, что девушки настолько дружны, что даже дать интервью никто из них не захотел поодиночке, только все вместе, только большим коллективом. Такая сплоченность даже в таком вопросе вызывает уважение и восхищение.

Фото: предоставлено организаторами проекта «Я-СВОБОDА»

- Расскажите, пожалуйста, что такое феминизм в вашем понимании? Почему вы стали поддерживать это общественное движение? С чего все началось?

Зина Дебенова, научная исследовательница:

Фото: Зоя Дебенова, предоставлено организаторами проекта «Я-СВОБОDА»

– Для меня феминизм – это, в первую очередь, отказ от стереотипного мышления и признание того, что человеческая природа сложна и прекрасна в своём разнообразии, а также осознание того, что общество зачастую этого не учитывает. Может быть, мир и в самом деле был бы проще, делись всё на сугубо «мужское» и «женское», если бы мы могли строить свою жизнь по заранее известному и понятному сценарию или судить о людях со стопроцентной точностью лишь по их внешнему виду.

Однако, за свою жизнь мне повезло много где побывать и повстречать множество совершенно разных людей. В какой-то момент я осознала, что многим талантливым, ярким, прекрасным людям, готовым менять мир к лучшему, приходится проходить через огромное количество препятствий, совершенно ненужных и абсолютно неоправданных. Причём большинство из этих людей – женщины. Меня начала возмущать душевная и духовная лень подавляющего большинства, из-за которой мы не можем сделать шаг вперёд и постоянно катимся назад, из-за того, что все женское автоматически приравнивается к слабому, второстепенному, неважному.

Всё это беспощадно тормозит как каждого по отдельности, так и всё мировое сообщество в целом.

Феминизм, на мой взгляд, это про знания, про желание что-то менять, и, в первую очередь, менять себя. И привёл меня к нему отнюдь не горький опыт, а вдохновляющие примеры других по-настоящему сильных женщин, которые не боятся быть собой, идут по своему пути и поддерживают друг друга, несмотря на все стереотипы.

- Расскажите, какие проблемы в обществе вы видите с точки зрения феминистки?

Елена Калашникова, предпринимательница:

Фото: Елена Калашникова, предоставлено организаторами проекта «Я-СВОБОDА»

– Фемоптика как упрощает жизнь, так и усложняет её: ты смотришь на все сферы жизни более глубоко и видишь, что на каждом уровне прослеживается неравенство мужчин и женщин. До сих пор женщинам на тех же должностях платят меньше, чем мужчинам. Нас не берут на работу по причине «вы молодая женщина, родите и в декрет уйдёте». Ещё и не на каждую работу нас могут принять – ведь существует список запрещённых профессий для женщин.

Повсюду нас подстерегает опасность столкнуться с уличными приставаниями, домогательствами на работе, домашним насилием. Мы вынуждены отстаивать свои репродуктивные права и объяснять бесконечному количеству людей, почему мы хотим или не хотим рожать, хотим или не хотим «идти за вторым ребёнком» и так до бесконечности.

Объективирующая реклама с полуобнаженными девушками для привлечения внимания; медиа, показывающие отретушированные лица и фигуры и заставляющие нас думать: «что-то со мной не так»; заголовки новостей про «автоледи», поддерживающие стереотипы о девушках за рулём – глобальные и маленькие проблемы можно перечислять и перечислять.

- Как феминизм поможет решить эти проблемы?

Елена Калашникова, предпринимательница:

– Феминизм, прежде всего, делает эти проблемы видимыми. Подсвечивает их, показывает, что они существуют на самом деле. А если проблема есть – значит, найдется решение. И чем больше людей разных гендеров, профессий, возрастов, уровня власти признает её существование, тем быстрее это решение будет найдено.

- Как вы считаете, здесь, на Дальнем Востоке, развит феминизм? А у вас в Улан-Удэ? 

Мария Ханхунова, активистка:

Мария Ханхунова, предоставлено организаторами проекта «Я-СВОБОDА»

– Мне бы хотелось сказать, что нас много, но, к сожалению, это не так. Фем-движение в России раздроблено, но мы все можем выступить единым фронтом для продвижения наших идей, как это было в случае с сёстрами Хачатурян и художницами Юлей Цветковой и Сашей Скочиленко, они должны быть свободными!

Феминистки есть, но не столько, сколько могло бы быть: не так много феминисток в регионах, мало открытых феминисток, которые не боятся вот так просто сказать «да, я – феминистка». Среди наших сторонниц, среди самих активисток не так много тех, кто готов открыто говорить, но также их нельзя винить в этом, может, просто нет ресурса, сил или времени заниматься активистской деятельностью, по сто раз объяснять одно и то же. Мало и тех, кто готовы и не боятся что-то делать. Опять-таки, это меняется постепенно. Шесть лет назад, когда мы с подругами начинали «Я-СВОБОDА», мы думали, что мы одни, а сейчас нас стало существенно больше. Мы поняли, что мы не одни. Голосов в регионах стало больше и это очень здорово! Мы поддерживаем и освещаем проекты друг друга, у нас есть общие площадки, где мы делимся новостями. От Владивостока до Калининграда – везде есть феминистки. Но особо хочу передать привет девочкам из Татарстана, Калининграда, Коми и Башкортостана, а также Кыргызстана и Казахстана.  

Если говорить отдельно про Дальний Восток, то могу сказать, что феминистское движение на Дальнем Востоке развито – всё зависит от того, что мы вкладываем в это слово. Мы общаемся с активистками из Якутии, Владивостока, если нас читают феминистки из Забайкальского края, то рады будем познакомиться с вами.  

- В чем выражается деятельность? Вы хотели бы развить движение? Какие пути увеличения количества сторонников видите?

Ольга Хандарова, редакторка, литературоведка:

Фото: Ольга Хандарова, предоставлено организаторами проекта «Я-СВОБОDА»

– Феминизм, как и любая другая мировоззренческая концепция, имеет разные течения внутри себя, в том числе и умеренные, и радикальные. Но они все важны и нужны сейчас. Все течения — это разные способы говорить об одной и той же проблеме, просто с разной долей экспрессии, на разную аудиторию, о разных частях проблемы и задачах внутри неё. Представительницы феминизма могут быть непоследовательны, или демонстрировать непонимание каких-то аспектов проблемы, или быть не согласны друг с другом, или даже противоречить себе — это всё естественные вещи, которые не отменяют глобальной важности разговора о том, что неравенство существует и а) это следует признать, б) это следует изменить.

- Как вы относитесь к феминитивам: блогер-ка, автор-ка? Вы поддерживаете мнение ваших западных коллег по цеху, что нужно вводить женские окончания к словам?

– Феминитивы мы используем в своей работе и жизни, несмотря на то, что это вызывает много хейта, вопросов и обсуждений, как со стороны мужчин, так и женщин. Хотите использовать – используйте, нет, тоже ваше дело. Феминитивы – это важный и простой инструмент видимости женщин в профессиях. Если взглянуть на нашу историю, мы всё уже это проходили.  

Анна Зуева, журналистка:

Фото: Анна Зуева, предоставлено организаторами проекта «Я-СВОБОDА»

- Раньше к некоторым феминитивам относилась настороженно. Суффиксы к крутым профессиям  - директор, депутат, инженер – вызывали отторжение. Но позже я поняла, откуда взялось это чувство. Сейчас я с легкостью произношу феминитивы, внедряю их почти везде. Объясняю важность употребления феминитивов своему сыну и широкой аудитории. Например, зимой меня пригласили выступить в национальной библиотеке Бурятии на 26-ом книжном салоне и рассказать про значение феминитивов. Я считаю, что господство мужских форм в названиях профессий снижает мотивацию женщин развиваться. Использование феминитивов – стратегия, чтобы сделать их видимыми. Феминитивы  существуют с момента появления языка: мама, тетя, женщина, княжна, сударыня, но в профессиях они появились в 17 веке: кружевница, банщица, курятница. Поэтому  я не понимаю, почему некоторых людей возмущают слова: блогерка, продюсерка, журналистка, музыкантка, президентка. Нужно, чтобы женщины занимали равноправное положение и в языке тоже!

- Сейчас всё больше профессий, которые были раньше у женщин под запретом, разрешается занимать женщине, вот из недавнего - женщине разрешили водить поезд. Как вы считаете это благо?

Саяна Хомонова, иллюстраторка:

Саяна Хомонова, предоставлено организаторами проекта «Я-СВОБОDА»

– Я считаю, что снятие таких запретов обогащает общество. Разные точки зрения на одно и то же действие могут приводить к новшествам, удобствам, ну и само собой позволит женщине расширить выбор профессии. Никто не заставляет женщину водить поезд, но нам представляют выбор и это классно!

- Как дать голос улан-удэнскому движению феминизма?

Саяна Хомонова, иллюстраторка:

– Я считаю, что у нашего движения в городе есть голос и он слышен, многие знают о фем-сообществе «Я-СВОБОDA», кто-то солидарен, кто-то против, но почти все мои знакомые и друзья знают, что движение есть.

Возможно, было бы больше эффекта, если бы чаще проводились живые встречи, фемтоки, если бы больше блогеров говорило на эту тему. На сегодня есть небольшая группа активных девушек, которая делает большую работу. Это группы поддержки, фемтоки и т.д., что уже круто для нашего небольшого далекого от центра страны города.

- Что, на ваш взгляд, не хватает защитницам прав женщин в Улан-Удэ? А возможно ли, на ваш взгляд, развить движение в Чите?

Саяна Хомонова, иллюстраторка:

– Я думаю, что решать проблему локально сложно. Если бы в России в целом больше поддерживали феминистское движение, то и в Чите, и в любом другом городе не было бы сложностей. Не хватает закона о домашнем насилии, больше огласки о домогательствах, с которым постоянно сталкиваются женщины, солидарности от популярных личностей, большинство не хочет связывать своё имя с фем-движением, потому что у них древнее понятия о феминизме вообще.

Мария Ханхунова, активистка:

– К нам легко присоединиться: ищите наши сообщества «Я-СВОБОDА» в соцсетях, недавно мы выпустили подкаст в ютубе: «Валера, послушай!» для мужчин, которые хотели бы больше узнать о феминизме. После первого сезона мы получили большое количество откликов и положительных комментариев, поэтому сейчас ищем ресурсы, чтобы продолжить и записать второй сезон. Интересно, что много восторженных откликов получил мой соведущий Валера Будаев, что неудивительно для патриархата. Всегда будут больше признаваться заслуги мужчин, а девушки, которые организовывали весь процесс от и до, останутся как бы за кадром. Ну да, зачем хвалить женщин, которые всё организовали?

Хотелось бы проводить больше оффлайн-мероприятий и почва хорошая есть для этого, так, сторонницы в этом году уже проводили несколько фем-токов, девчонки дают интервью и сами делают посты. Фем-токи – это безобидные встречи и дискуссии на разные темы, однако после двух, я слышала, что некоторым официальным площадкам запрещено иметь с нами дело. Это было в этом году. Также мы хотели провести акцию к 8 Марта несколько лет назад и хотели позвать в партнёры городской трамвай, но они тоже отказали.     

- Какие инициативы в поддержку женщин выдвинуло ваше феминистское движение? Расскажите об успехах, которые удалось добиться?

Мария Ханхунова, активистка:

– Одно из главных наших достижений – это то, что мы всё ещё существуем, не выгорели, продолжаем деятельность, у нас есть проекты, наша аудитория постоянно растёт и мы сами тоже растём и взрослеем.

Анна Зуева, журналистка:

– Летом прошлого года в составе небольшой делегации независимых журналисток я отправилась в медиатур в Дагестан.  Я и коллеги пытались выяснить, что происходит с правами женщин в республике, где до сих пор считается, что её удел – терпеть и подчиняться отцу, братьям, мужу, свекрови. В поездке мы беседовали с арт-кураторкой частной галереи, создательницей ателье и туров по Дагестану, директоркой социальной гостиницы и девушкой, столкнувшейся с насилием в семье. Эти разговоры помогли понять: легко ли женщине пробиться во власть и построить бизнес, распространены ли традиции, например, похищение невесты и женское обрезание. А еще осмысляли, как мужская и женская гендерная социализация влияют на людей. Итогом этой поездки стал выпуск на моем YouTube-канале «Zueva», который набрал больше трех тысяч просмотров.

В ноябре прошлого года организаторка фестиваля гендерной грамотности MoscowFemFest Ирина Изотова предложила мне провести четыре дискуссии в рамках мероприятия. Это были дискуссии про: лукизм, женское лидерство, выгорание у женщин и домашнее насилие. Я познакомилась с удивительными, стойкими, храбрыми экспертками, которые ежедневно меняют жизнь в России к лучшему и верят в теорию малых дел. Фестиваль проводился в пятый раз, на него пришло много людей. Также было много зрителей онлайн благодаря трансляции в YouTube.

Кроме этого, весь последний год я снимала специальный репортаж про российские шелтеры для пострадавших от домашнего насилия. Продюсеркой фильма выступила основательница феминистского сообщества из Калининграда «Феминитив» Дарья Яковлева. Вместе с видеооператором Владимиром Поповым мы съездили в четыре города – Томск, Нижний Новгород, Санкт-Петербург и Москву – где есть убежища для тех, кто столкнулся с абьюзом в семье. В командировках мы записывали страшные истории насилия, которыми делились девушки, подружились с теми, кто помогает женщинам выйти из цикла насилия – руководительницами кризисных центров. Наш фильм готов и скоро будет опубликован в крупном медиа.

- Вы сотрудничаете с социальными центрами в своем городе для помощи женщинам, которые попали в сложную жизненную ситуацию? Помогаете отстаивать их права?

– В Бурятии нет ни одного специализированного центра для женщин, попавших в ситуацию насилия, их ещё называют «шелтерами» или «убежищами». Вообще само осознание того, что существует такая организация или место в городе/республике, где тебя безоговорочно примут и поймут, повышает внутреннее чувство безопасности. Даже если в шелтере нет мест, можно получить психологическую или юридическую помощь.

Отсутствие кризисного центра как бы обманчиво показывает, что проблемы домашнего насилия не существует. А это, конечно же, не так. Но государству удобно – «нет – шелтера, нет и проблем».

В Бурятии есть центры, которые к основной своей деятельности занимаются решением части проблем «в нагрузку». Есть организации, выступающие против абортов, они помогают только женщинам, которые решили сохранить беременность. Есть центр, в котором можно остаться на ночь. А днём уже нужно освободить помещение. Были социальные квартиры для женщин в трудной жизненной ситуации, но, чтобы туда попасть, необходимо собрать огромное количество документов. Обращение туда не анонимное, а потом нужно подготовить сложную отчётность. Когда подвергаешься насилию, далеко не всегда есть силы и возможность оформлять документы и справки. Есть организация, которая проводит женские форумы и конференции.

Если говорить о том, помогает ли полиция, то в случае, когда насилие уже случилось, то до полиции доходят, дозваниваются или доживают – немногие. А самое страшное насилие, к сожалению, происходит дома. И многие женщины в ситуации насилия далеко не сразу понимают, что с ними происходит. Ведь видов насилия очень много, помимо прямого физического есть экономическое, психологическое, например. А у полиции кроме домашнего насилия есть большое количество других дел в производстве. Поэтому, конечно, только полиции для помощи женщинам недостаточно.

В Европе, например, есть показатель, что на каждую тысячу человек нужен один кризисный центр. Население Улан-Удэ – 498 тысяч. Даже один многопрофильный шелтер мог бы существенно изменить положение в лучшую сторону.

В любом городе должно быть безопасное пространство для женщин, где можно разделить свой опыт, не встретив обесценивания – это уже мощная поддержка.

И ещё, если кто-то из наших читательниц столкнулся или находится в ситуации насилия выход есть: есть работающие горячие линии поддержки: 8-812-327-30-00 (Кризисный центр «ИНГО»), по будням и воскресеньям консультации психолога, по субботам – юриста), 8-800-7000-600 (Всероссийский телефон доверия).

Фото: фотография плакатов акции “РукиФу”, предоставлено организаторами проекта «Я-СВОБОDА»

Не так давно мы запустили кампанию по денормализации уличных приставаний «РукиФу!». В моменте, когда над женщиной совершается насилие, прежде всего, нужно найти слова. В большинстве случаев пережившие такое, не знают, что делать, что сказать, впадают в ступор – так описывают свои чувства и эмоции пострадавшие. Так как мы сами сталкивались с такими ситуациями и понимаем весь спектр эмоций, которые переживают женщины в момент домогательств, был создан этот проект. Мы собираем истории улан-удэнок на сайт, развесили по городу яркие плакаты и стикеры, чтобы привлечь внимание к проблеме. То, что с вами этого не происходило, не значит, что проблемы нет. По данным ВОЗ, около 736 миллионов женщин – или каждая третья женщина – в течение жизни сталкивались с физическим или сексуальным насилием со стороны интимного партнера либо с сексуальным насилием со стороны другого лица, причем за последнее десятилетие этот показатель практически не изменился. Для насилия характерно раннее начало: каждая четвертая женщина (в возрасте 15–24 лет), когда-либо состоявшая в отношениях, по достижении 25 лет уже имеет опыт насилия со стороны интимного партнера.

По данным МВД, в 2020 году в России было зарегистрировано больше 3,5 тысячи изнасилований или покушений. По Бурятии таких цифр нет, поскольку сбором таких данных никто не занимается. В ходе кампании за несколько недель мы собрали 315 ответов от девушек, которые имели опыт уличных приставаний. Для небольшого города это уже показатель. Опрос продолжается.

- Как попасть в улан-удэнское сообщество феминисток? Вас легко можно найти?

Елена Калашникова, предпринимательница:

– Главная цель феминистского сообщества в Улан-Удэ – это просвещение. В своих соцсетях мы регулярно рассказываем о важных терминах, делимся актуальными мировыми, федеральными и региональными новостями, публикуем интервью с женщинами и мужчинами, разделяющими фем-взгляды.

Сообщество формируется не только в сети, но и оффлайн. Недавно стартовал третий сезон группы поддержки для девушек, столкнувшихся с насилием. Несколько раз в городе проходили фемтоки, организованные книжным магазином «Калашников». В магазине также можно найти книги феминистского издательства No Kidding Press, издательства «Есть смысл» благотворительного фонда «Такие дела» и другую литературу, которая поможет узнать о феминизме немного больше и найти единомышленниц в нашем небольшом городе.

Мария Ханхунова, активистка:

– В России феминистки невидимы и демонизированы и если в крупных городах можно легко найти сторонников и там уже давно знают, что из себя представляет феминизм, за что борется, то в Улан-Удэ или, скажем, в Чите, до сих пор приходится объяснять какие-то азы, повторять как попугай и всё равно о феминистках по-прежнему думают, что это мужененавистницы. Такие мысли в головах появляются от незнания, от влияния СМИ, которые негативно говорят о феминистках, такие мысли появляются потому, что мужчины вокруг говорят, будто феминизм — это зло. На самом деле, если в вашей семье равноправие, то вы делите обязанности поровну, решаете, кто и сколько будет работать, кто будет заниматься детьми и готовкой. Феминизм облегчает жизнь всем.

- Ваши пожелания читательницам портала “Гуранка”.

Саяна Хомонова, иллюстраторка:

– Любите себя, своих друзей и близких, поддерживайте своё ментальное здоровье.

Мария Ханхунова, активистка:

– «Быть феминисткой тяжело, но ещё тяжелее ею не быть», – это правда так. Хотелось бы, чтобы со стороны интересующихся феминизмом тоже были люди, желающие развиваться или готовые хотя бы воспринимать информацию. Просвещение и образование тоже требует сил, гуглите, читайте больше, задавайте вопросы. Это всё не односторонний процесс. Ключ к просвещению – просвещение. Как говорит одна из наших известных феминисток Анна Зуева, гендерные знания надо добывать, а это почти работа.

3 Комментарии
15.09.2022 09:47   Гость_Брррр
Разделяю многие идеи, но "редакторка", "иллюстраторка", "директорка"- кровь из глаз
Разделяю многие идеи, но "редакторка", "иллюстраторка", "директорка"- кровь из глаз $#D83DDE01#$
Ответить
15.09.2022 11:36   Гость_Анастасия
С этим окончанием -ка названия профессий звучат несерьёзно. Веет не равноправием с мужчинами, а смешно выглядит на фоне мужских профессий, к сожалению. "Крановщица", например, звучит серьезно. "Начальница", "учительница") надо быть здесь что-то пересмотреть)
С этим окончанием -ка названия профессий звучат несерьёзно. Веет не равноправием с мужчинами, а смешно выглядит на фоне мужских профессий, к сожалению. "Крановщица", например, звучит серьезно. "Начальница", "учительница") надо быть здесь что-то пересмотреть)
Ответить
16.09.2022 05:42   Гость_Надя
Гость_Анастасия писал (а):С этим окончанием -ка названия профессий звучат несерьёзно. Веет не равноправием с мужчинами, а смешно выглядит на фоне мужских профессий, к сожалению. "Крановщица", например, звучит серьезно. "Начальница", "учительница") надо быть здесь что-то пересмотреть)
мне кажется, суффикс -ша здесь бы больше подошел - редакторша, директорша, иллюстраторша. В разговорной речи мы порой так и говорим, и это привычней звучит
[quote="Гость_Анастасия"]С этим окончанием -ка названия профессий звучат несерьёзно. Веет не равноправием с мужчинами, а смешно выглядит на фоне мужских профессий, к сожалению. "Крановщица", например, звучит серьезно. "Начальница", "учительница") надо быть здесь что-то пересмотреть) [/quote] мне кажется, суффикс -ша здесь бы больше подошел - редакторша, директорша, иллюстраторша. В разговорной речи мы порой так и говорим, и это привычней звучит
Ответить
Поиск
Вход
Имя пользователя
Нажимая на кнопку "Войти", вы соглашаетесь с правилами обработки данных